Невил Шют "На берегу".

Только англичанин мог написать такое... 3 мировая прошла. Мир гибнет под слоем радиоактивных осадков от грязных бомб. Северное полушарие уже погибло. Жизнь есть только в Австралии. Но это не надолго. Облака радиоактивной пыли идут и сюда. Времени отмеряно буквально полгода. И что же происходит в стране сумчатых? Если бы роман писали русские, Чехов или Достоевский, мы бы видели метания героев над темой смысла жизни. Если бы автором был Лукьяненко, протогонисты ушли бы в космос, внешний или подводный. Если бы это писал Круз, мы бы увидели картину стройки убежища. Будь на обложке Кинг или кто-нибудь из американцев, мы бы могли увидеть картину в духе "Безумного Макса", банды, анархия, наслаждение последними днями жизни по полной программе. Но книну писал англичанин. И все персонажи просто умирают. Доживают последние дни, берут в аптеке красные коробочки и принимают яд. #понравилосьЛикургуиЛеониду. Ха. Десятки страниц описывают простой быт людей. Они просто живут. Корабль ВМФ просто плавает и констатирует факт того, что жизнь погибла. Мать просто растит дочь. Молочник просто продаёт молоко. Пьяница просто пьёт. Фанат автогонок просто участвует в заезде. Этот заезд чуть ли не единственный всплеск эмоций. И то лишь потому, что люди там умирают в авариях - ещё один вид суицида перед надвигающейся смертью. Всё это можно было бы принять за чистую монету. Но. Я не верю автору. Ни на йоту. Антироды - они же не инопланетяне. И кровь у них не холодная и зелёная, а красная и горячая. Люди себя так не ведут. И потому всё это описание медленного умирания вызывает лишь недоумение. Есть силы, время и ресурсы. Известно, что через 10 лет уровень радиации спадёт до приемлимого. Можно что-то делать. Но никто ничего не делает...

Кинг Стивен "Труп"

Рука мастера пишет образ настоящего.

Четверо друзей идут смотреть на труп сбитого поездом человека. Середина XX века, что хотите. ТВ не всем доступно, интернет не изобретён, кино только по праздникам, книги не доступы, кружки и секции — слова с другой стороны глобуса, этому полушарию неизвестные. Чем ещё развлекаться? Вот и идут пацаны 2 дня пешком до места гибели прохожего. А мимо идёт жизнь американской деревни середины прошлого века. И судьбы человеческие тоже идут мимо. Но при этом остаются в памяти. Купить бургеров с колой — задача.  Напиться воды на колонке за свалкой — испытание. Перейти железнодорожный мост — подвиг. Отстоять своё право первооткрывателя, когда дошли до цели — невозможно. А как по — другому. Никак. Иначе не будет уважения ни от друзей, ни от себя...

Как ответил мастер на одном выступлении на обвинение в том, что он только ужасы пишет: «...«Побег из Шоушенка» — это тоже я.». А мог бы сказать: «...«Труп» — это тоже я написал!» И я не готов решать, какое из произведений больше достойно упоминаний и экранизации

Мисима Юкио "Золотой храм".

Автор явно читал Достоевского. Разрушить жизнь себе, разрушить жизнь другим. И ради чего?! Живёт себе японский паренёк. Ну умирает у него от чахотки(!) отец, ну денег нет и мать побирается по родственникам. Но откуда у него взялись геростратовские мысли сжечь "Золотой храм", в котором ему вообще-то прочили быть настоятелем!? Да, паренёк сильно заикается. Да, выясняется, что его мать очень извращённо изменяла его отцу (только японцы могли придумать именно такой способ семейного предательства). Да, у него самого проблемы с противоположным полом. Ну так он монах, вообще-то. И учится, отлично. И обучение его оплачивает настоятель храма, и этот настоятель, пусть он и блудодей, даже планирует назначить нашего монашка своим преемником. Вот откуда тут вытекает идея, разрушить без малого национальную святыню? Да, мысль уничтожить всё вокруг автор явно взял у русских классиков. Вечная сексуальная озабоченность всех вокруг (я не шучу, секс, не в явном виде, но присутствует примерно на каждой десятой странице) - это типичная черта японской литературы. А вот концовка похожа на стандартный спагетти-вестерн: главный герой на фоне зарева от пожара под растущим на холме деревом достаёт окровавленными руками сигарету из пачки, закуривает и говорит: "Ещё поживём..." Занавес.

Жан-Кристоф Гранже. Типовой сюжет.

Зашёл на днях в книжный магазин. А там целая полка заставлена книгами одного автора. Жана-Кристофа Гранже. И книги такие внушительные. Формат А4. Каждая в целофан запечатана. А на обложке "всем известный герой, он самый лучший на свете..." - Жан Рено. А, думаю, так это первоисточник сюжета того фильма, где полицейский ШифЕр (ставьте ударение правильно!) громит турецкую мафию, расследуя загадочные убийства! Надо брать! А надо ли... Надо ли было разрушать очарование фильма. Это как "Сталкер" Тарковского, только наоборот. Там в фильме покоритель Зоны Шухард превращён режиссёром в рохлю и размазню. А тут в книге герой постоянно чего-то боиться, у него всё время  что-нибудь трясётся. А как иначе?! Ведь вокруг него: а.) если женщина - то воплощение идеала красоты; б.) если мужчина - то косая сажень в плечах и 2 метра ростом; в.) если враг, то подкрадывается СОВЕРШЕННО не заметно, даже если это подкрадывается перепуганная вусмерть жертва к суперпрофессиональному убийце; г.) если труп, а их просто горы, то истерзан так жестоко, что для описания этого автор тратит страниц по несколько; д.) и убийцей в результате будет гениальный маньяк, ставящий опыты. Да и герой, как оказалось, совсем не протогонист Жана Рено, и это даже не тот, второй полицейский... "Полёт аиста", "Присягнувшие тьме", "Империя волков" написаны как под копирку. И упаси господь читать такое на ночь глядя...

Маликов про медицину

Вот болит у тебя живот,
Диагноз,  да не тот
Ты сам себе поста-а-а-авил...

Дожили,  товарищи. Самолечением перешло в плоскость приложений к телефону.
Что дальше?  Родители начнут отдавать детей в дистанционное школы? Охрана правопорядка уже на камеры переходит. Кстати.

Тоскую по СССР. Там медицина,  образование, охрана правопорядка были задачей государства No 1. А сейчас это услуга. Хочешь - потребляешь. Не хочешь - тихо деградируешь. И никто слова не не скажет.

"Время инверсий". Лукьяненко, Васильев.

Вот что плохо в повествованиях на тему и всяческих неоригинальных продолжения - это разрыв основной логики повествования и потеря оригинальных характеров. Вот и здесь,  во "Времени... ", то же самое. Завулон,  который ещё в первой номерной части "Дозоров", потерял любой интерес к мирским страсти,  показан... человеком,  свойским парнем. Светлые - все, почти,  как на подбор,  интриганы и склочники. Темные - это не те существа,  что черпают силу,  вгоняя людей в тоску,  уныние,  арпатию,  злость и прочие деструктивные эмоции, а простые ЛЮДИ,  только со сверхспособностями.

Идея-то хорошая: найти знатока,  как в данном случае,  Киева, и,  используя местную топонимику,  погрузиться читателя в борьбу Света и Тьмы на знакомых улицах украинской столицы. То же самое было в "Оперативном резерве", где читателя водили по улицам Вологды. Интересная идея,  вообщем. Но зачем так кромсать характеры. Я не узнаю героев. Совсем не узнаю.

Дмитрий Глуховский "Метро 2035"

А вот кому го...на! Отборного! Выдержанного! От души сделанного!

Парень исписался. Ни чего хорошего из под огрызка карандашного уже не вылазит. У Миллера с его "Тропиками" и то добра больше.

А вот и сюжет.
Серые стены, серые люди, серая жизнь. Никакой надежды. ГГ ненавидят все: отчим, жена, соседи. А за что? За мечту. За мечту найти других выживших. Соседи не мечтают, они работают. Разгребают навоз, едят навоз, живут в навозе, дышат навозом, навоз же на соседние станции отправляют. На том своё благополучие и строят - на г...не. Это станция ВДНХ.
На соседней "Алексеевской" засели барыги. Которые когда - то начинали с торговли гербарием, а сейчас продают - покупают ... го...но, конечно. На том своё благополучие и строят. А ещё там есть кровавая гэбня. Которая женщин прямо посреди станции своими липкими ручищами..., прямо не отходя от постели, прямо с утра, только зенки разлепив..., и которая только силы настоящей и боиться (несмотря на иконку в углу палаческой камеры). А "Ганза" уже все соки из метро выпила и скоро лопнет. На том своё благополучие и строит. А в "Рейхе" за стенкой ад организовали, там стоны не смолкают, а дверь в ад в эсэссовском нужнике (опять оно, г...но) от посторонних глаз укрыта. А красные, как водится, в очередях друг на друга доносы пишут. А "Орден" спёкся.

Всё, другого метро у Димы Г для нас нет. Ни борьбы, ни героев, всё "Будущее" в книгу ушло, одно гумно через букву "ов" осталось.

А лейтмотивом мысль "Надо валить!". Ещё один лик Мордора. Только теперь жителей этой страны можно звать не урук-хаями, а морлоками. Морлоки из Мордора. Созвучно. И картинка сложилась...

"Повели́тель мух" Уильям Голдинг

Дети на необитаемом острове.
Мирное собирательство или кровавая охота на свиней.
Тяжёлый труд по поддержанию костра-сигнала для проходящего корабля или весёлые игры на коралловом острове.

Книга по лидерству, способная научить большему, чем специализированные произведения бизнес-гуру.
Что можно и нельзя делать лидеру.
Как управлять толпой.
Как вести себя в ситуации жестокого выбора.
И многое другое.

А ещё ситуация массового помешательства и проецирование внутренних страхов на окружающую действительность.

Владлен Анчишкин "Арктический роман"

Роман о покорителях севера. Повествование о полярных горнопроходцах. Здорово! Вот где можно набраться заряда для новых свершений!

Нет, нельзя. Во-первых, над автором витает дух "ХХ съехда" и семья автора само собой из числа репрессированных. С кучей паразитных мыслей по этому поводу. Во-вторых, автор сам не знает, как мне кажется, чем должен "жить и дышать" его герой. Он мечется по разных шахтам, в этих шахтах он мечется по разным должностям. И в штреке породу на ленту транспортёра покидать хочет и в конторе за планами посидеть. На фоне чего с женой ругаетя. Ведь она - талантливый медик, поехала за ним из Москвы на Шпицберген чуть ли не медсестрой.
А читать про то, как одни горняки спаивают других, чтобы доказать что-то или опорочить кого-то просто не интересно. И понять объяснения этих поступков, даваемые персонажами книги, сложнее, чем мысли древних киников.

Джордж Оруэлл "Да здравствует фикус"

Эх, не только русские мучаются идеями о смыслах жизни. Вот и у Оурэлла главный герой решил объявить войну деньгам. Мол, не буду искать тёплых мест и лёгких заработков. Буду влачить жалкое существование, побираться по друзьям, занимать деньги у нищих родственников, но основную задачу мужчины - быть добытчиком - выполнять не буду. Принцип у меня такой. Бредовый, не выдерживающий критики, но... На то он и принцип.
Но слава провидению, нашлась в жизни этого принципиального дурня женщина, ради которой человек просто начал жить.